История - главная    Философия    Психология    Авторам и читателям    Контакты   

История

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

 

Город и порт Данциг, с чисто немецким населением стал «вольным», но на территории и под контролем Польши. Официальными требованиями Германии к Польше, вызвавшими войну, стали требования объявить Данциг немецким и разрешить проложить железную и автомобильную дорога через польскую территорию к Восточной Пруссии (коридор). Строго говоря, это не такие уж и непомерные требования. То, что нынешнее правительство России не защищает русских на территории СНГ, еще не значит, что Гитлер и вся Германия не считали своим долгом защитить немцев Данцига от произвола польских экстремистов и бюрократии. Даже уже после начала войны с Польшей, получив ультиматум от Англии с требованием вывести войска из Польши и оплатить убытки, Гитлер согласился это сделать, но только если Польша согласится на передачу Германии Данцига и на создание коридора. Конечно, Гитлер хотел не этого, и все это понимали, но официально его требования к Польше выглядели вполне умеренно и даже справедливо. Я уже писал, — что министр иностранных дел Польши Б.Бек был готов на эти уступки.
Представим себе такое развитие событий. Немцы нападают на Польшу. СССР, Англия и Франция объявляют войну Германии, а через три дня Польша, Англия и Франция заключают с Германией сепаратный мир, а СССР остается в состоянии войны. Далее, Польша объявляет войну СССР и они вместе с Германией делят (в порядке компенсации за Данциг) Украину.
Для СССР этот вариант был особенно реальным. Ведь именнo Советская Россия в 1917 году заключила с немцами сепаратное перемирие, бросив своих союзников Англию и Францию. Что касается разворота Польши на 180? по этому варианту, то это тоже реальность. Союзники Гитлера во второй мировой войне — Италия, Финляндия, Румыния, Болгария — в ходе войны развернулись на 180? и их армии стали участвовать в боевых действиях против Германии.
Поэтому СССР и требовал личного участия в боевых действиях. В этом случае его союзникам было бы очень трудно вести сепаратные переговоры без него, да и Германии с Польшей трудно было бы начать войну с ним, имея Красную Армию на территории Польши. И то, что Англия и Польша не приняли этого требования, хотя Англия в связи с подписанием военного соглашения с Польшей могла на них настоять, говорит о их нечистоплотности и о трезвости анализа обстановки советским правительством.
Но в любом случае мы видим, что именно польские правящие круги отказались от союза с СССР в борьбе с немцами и именно они формально не дали СССР, Англии и Франции объединиться для этой борьбы в 1939 году, и именно они были теми, кто фактически разжег войну.
Впоследствии, министр иностранных дел Англии А. Иден, докладывая парламенту итоги Ялтинской конференции, упрекнул своих предшественников: «Может ли кто-нибудь усомниться сейчас в том, что если бы единство между Россией, Британией и Соединенными штатами, установленное в Ялте, имело место в 1939 году, то эта война никогда бы не разразилась?»
Вся эта англо-польская дипломатическая суета, вызвавшая войну, ни в малейшей мере не напугала Гитлера, возможно оскорбила, но не привела, в смятение и Сталина. Сталин поступил по принципу, рекомендуемому американской полицией, — если тебя насилуют и нет возможности сопротивляться, то расслабься и постарайся получить удовольствие.
То, что он заключил пакт о ненападении с Германией само по себе ничего удивительного не несет, эти пакты с Германией уже имели и Англия, и Франция. Более того, как уже писалось, Чемберлен даже военный союз хотел с Гитлером составить, и несмотря на то, что очень боялся летать, трижды летал на личную встречу с любимым фюрером. А к Сталину не то, что не полетел лично, даже Галифакса не послал. На переговорах в Москве Англию представлял мелкий чиновник, который отправился на грузо-пассажирском пароходе без спешки и без полномочий. Не любил Чемберлен СССР, больше любил Гитлера. Что тут поделаешь — насильно мил не будешь.
Но вот почему Сталин, ярый враг нацизма, заключил договор с Гитлером — ярым врагом коммунизма?
Потому и заключил, что был ярым и непримиримым врагом Гитлера. Считается, что Сталин получал время на подготовку к войне. Это само собой разумеется. Но я думаю, что главное было в другом. Сталин смотрел в будущее несколько дальше своих оппонентов на Западе.
И Гитлер и генштаб Германии, учитывая опыт первой мировой войны, боялись как огня войны на два фронта. Биограф Гитлера пишет, что после заключения пакта о ненападении с СССР и Гитлер и военщина ликовали — Гитлер убрал от Германии второй фронт! Это было бы так, если бы нападением на Польшу Гитлер смог войну и закончить. Но ведь он ее не закончил и через два года получил то, чего и боялся — войну на два фронта.
А вот представьте, что Гитлер не заключил бы с СССР пакт о ненападении, а в союзе с Польшей, Венгрией, Румынией, Италией и Японией, то есть со всем антикоминтерновским пактом, напал бы на СССР в 1939 году. Имел бы он в этом случае войну на два фронта? Исключено! Он бы начал и кончил эту войну, имея только один фронт. А СССР дрался бы на два фронта — и на западе, и на востоке — не имея ни одного союзника, кроме Монголии. Англичане говорят, что в войне допустимо проиграть все битвы, кроме последней. Сталин думал о том, как выиграть последнюю. У Гитлера ума для этого не хватило. Да, Гитлер в 1939 году в мелкой битве с Польшей и в мелких битвах с Францией и прочими имел один фронт, но и это не его заслуга, а заслуга Англии и Польши. Зато СССР от начала до конца войны имел один фронт и это заслуга Сталина.
Гитлер с 20-х годов хотел иметь в союзниках Англию, он просто стонет о ней на протяжении всей своей «Майн Кампф». Он даже своего наследника — Гесса — посылает к ней в мае 1941 года. А получил-то Англию в союзники Сталин! Хотя прямо скажем, что именно этого-то Англия и не хотела.
Ведь что хотели «мудрые» политики в Париже и Лондоне? Они хотели, чтобы вторая мировая война началась с того, что люфтваффе отбомбило бы Москву. А что получили? Правильно, благодаря пакту Молотов-Риббентроп, люфтваффе отбомбило Варшаву, Лондон и Париж. И уж после этого строптивая и неверная Англия, которая так издевалась над СССР летом 1939 года, не смогла не упасть в объятия СССР летом 1941 года.
Черчилль, мудрый политик, искренне ненавидел СССР, так как видел в нем главную угрозу Британской империи, он даже свою речь о союзе с СССР 22 июня 1941 года не стеснялся предварить изъявлениями своей ненависти к большевизму: «Никто за последние 25 лет не был более ярым противником коммунизма, чем я. Я не беру обратно ни одного своего слова…» Но после смерти Сталина он сказал о нем, что это человек, который своих врагов умел бить руками своих врагов. И это так. Черчилль, враг Сталина, шесть лет бил врагов Сталина — нацистскую Германию и милитаристскую Японию. И деваться Черчиллю было некуда — хотел бы не бить, да не получалось.
Сталин обладал хозяйской, прямо таки, крестьянской сметкой. Гитлер ведь начал просить заключить пакт о ненападении с лета 1939 года. Сталин не спешил — была надежда на договор с Англией и Францией. Но и не гнал Гитлера. А чтобы не лишать надежд, поставил условием предварительное экономическое соглашение: Германия должна поставить СССР станки и оборудование для производства боеприпасов и оружия, образцы танков, артиллерийских орудий и самолетов, лицензии и ноу-хау на их производстао, крупповскую броневую сталь и цейсовскую оптику. Даже почти готовый тяжелый крейсер «Лютцов» понравился Сталину видимо, потому, что Гитлеру его тяжело было отдать, ведь Германия мечтала о господстве на море. Гитлер с поставкой оружия согласился, несмотря на сопротивление собственного вермахта.
Тогда Сталин выяснил, что у СССР нет столько зерна, нефти и руд, чтобы на бартерной основе обменять на желаемое оружие. И он потребовал 200 млн марок кредита на 5 лет под 5% годовых. Гитлер опять согласился.
Тогда занялись территориальными проблемами, и тут у советской стороны возникали все новые и новые идеи. Гитлер соглашается со всем.
И когда после приезда англо-французской делегации в Москву 12 августа выяснилось, что она и не уполномочена ничего решать, и не собирается решать главный вопрос — пропуск войск через Польшу, то 22 августа был вызван в Москву Риббентроп и 23 они с Молотовым подписали пакт о ненападении.
Следует добавить, что в момент подписания пакта еще ни одна страна в Европе не воевала, а СССР уже воевал с Японией на Халхин-Голе. Это сражение было оттеснено великими битвами 1941-1945 годов, но для масштабов 1939-1940 годов эти бои были ожесточенны и значительны. Японцы напали на Монголию 10 июля. Оказывая помощь своей союзнице, Советский Союз перебросил в монгольские степи войска и авиацию. Объединенные союзные силы под командованием Г.Жукова 20 августа начали окружение японской армии численностью 85 тысяч человек. В ходе ожесточенных боев по японским данным было убито с японской стороны 67 тысяч человек, с советской стороны — 18,5 тысяч. Бои закончились только 16 сентября. Для сравнения. Разгромив Польшу, Германия потеряла убитыми 16,6 тысяч солдат и офицеров, Польша — 66 тысяч.
Пакт Молотов-Риббентроп поставил точку на авантюрах японцев в СССР. Дело в том, что по союзному договору с Германией, стороны обязывались оказывать друг другу помощь только в случае, если они сами подвергнутся нападению. Пакт и последующий договор о дружбе между СССР и Германией делал для Японии войну с СССР при помощи Германии маловероятной. Но Япония в случае войны с Америкой не могла оставить у себя за спиной не связанный ничем СССР. И она стала просить у СССР договор о мире, выпросив весной 1941 года лишь договор о нейтралитете. Сориентировавшись на войну с США, она уже не смогла впоследствии ударить по СССР, не смогла открыть на востоке Союза второй фронт.
Первейшая обязанность правительств любых стран заключается в защите своего народа от внешнего врага. Для этого государства и создаются. Чтобы это осуществить, правительства обязаны не только армию содержать, но и укрепить свою страну надежными союзниками.
Тупые и подлые политики Польши во имя своих дурацких амбиций (ну куда Польше была еще и Украина, если у нее и так 30% населения не говорило на польском языке?) отказались от союза Польши с единственным в то время надежным союзником — СССР, не дали создать антигитлеровский союз, вызвали вторую мировую войну, в которой именно Польша имела самый большой процент потерь населения — 17,1. Войну, в которой был убит каждый шестой гражданин довоенной Польши.
Расследуя катынское дело, мы обязаны об этом помнить, чтобы понимать позицию этих правителей в геббельсовской провокации. Для них единственным оправданием перед народом, перед историей и перед собой была ложь о том, что в случае пропуска Красной Армии на территорию Польши, поляков бы погибло от рук НКВД не меньше, чем от гестапо. Только эта фальшивка давала возможность им и их последователям хоть как-то смотреть людям в глаза.

Польская армия и ее офицеры
Мы видим, что внешне польская правящая элита вела себя дерзко и вызывающе по отношению к Германии. Уже летом Польша начала скрытую мобилизацию, и хотя полностью провести ее не удалось, война с немцами для миллионной польской армии ни в коем случае не была неожиданностью.
Давайте для наглядности действия польской армии и польского правительства оценивать в сравнении с действиями других армий и других правительств в примерно похожих условиях.
На 10 июля 1941 года война Германии и СССР длилась 18 дней и, конечно, для Красной Армии она уже не была неожиданностью. В этот день группа немецких армий «Центр» с поддержкой группы армий «Север» численностью сначала 51, а затем 62,5 дивизий, то есть до миллиона человек, начала Смоленское сражение. Немцам сначала противостояли 24 дивизии Западного фронта и отходившие от границ разрозненные части. Так как советская дивизия по штатной численности уступала немецкой в полтора раза, то можно считать, что первоначально немцам противостояло до 300 тысяч советских войск, однако впоследствии в сражение ввязались войска четырех фронтов, так что и с советской стороны численность вряд ли была меньше немецкой. Но качественное превосходство немцев в выучке, умении действовать оружием, умелом руководстве командиров всех степеней, было несомненным. Советские войска в то время могли противопоставить только свою решимость защищать Родину. В итоге, это сражение длилось ровно два месяца, в ходе его были временно окружены четыре советские армии, но все-таки в результате немцы продвинулись на восток всего на 100-150 км.
Поздней осенью немцы приблизились к Москве на расстояние, с которого в бинокль уже был виден Кремль. В Куйбышеве уже была оборудована запасная столица. Из Москвы эвакуировались люди, предприятия, штат министерств, архивы, музеи, но ни один член правительства, от которого непосредственно зависела оборона страны, Москву не покинул.
Германия атаковала Польшу 1 сентября 1939 года, ту самую, которая по мнению Черчилля проявила «гордое и надменное отношение к дерзости немцев». Как же внешне выглядело это «гордое и надменное отношение»? Гитлеровский генерал Типпельскирх эту гордость описывает следующим образом: «Когда польское правительство поняло, что приближается конец, оно 6 сентября (через 5 дней „поняло“, сообразительное! — Ю.М.) бежало из Варшавы в Люблин. Оттуда оно выехало 9 сентября в Кременец, а 13 сентября в Залещики — город у самой румынской границы. 16 сентября польское правительство перешло границу. Народ и армия, которая в это время еще вела последние ожесточенные бои, были брошены на произвол судьбы».
Своеобразна, надо сказать, была гордость польской элиты.
Теперь неплохо было бы выяснить, кто именно в Польше ожесточенно сражался с немцами.
В пехоте непосредственно стреляют в противника и принимают на себя его выстрелы солдаты и сержанты. Если армия опытна, солдаты обстреляны и не паникуют, то офицеры должны находиться несколько сзади, чтобы видеть все свое подразделение. Тем не менее, даже в этом случае в звене взвод-батальон офицеры находятся в зоне действия стрелкового оружия и являются основной целью для всех родов войск противника. Если брать за основу советскую организацию, то в этом звене плотность офицеров в стрелковых войсках примерно 1:16. В других войсках — артиллерии, танковых и авиации, она еще больше. Скажем, в истребительной авиации бой ведут практически одни офицеры или, по крайней мере, их там очень много. Так что, если армия опытна и обстреляна, патриотизм и рядовых и командиров одинаков, то соотношение убитых в боях солдат и офицеров не должно быть сильно высоким (надо думать, не выше, чем один убитый офицер на 15 убитых солдат), и не должно быть сильно низким — ведь непосредственный бой ведут все-таки солдаты.
Возьмем, к примеру, итоги освобождения Восточной Европы войсками Красной Армии в 1944-1945 годах. В это время советские солдаты и офицеры были и достаточно опытны и обстреляны. В этих боях были убиты и пропали без вести 1051353 советских военнослужащих, из них 92670 офицеров. Соотношение 1:10,3.
Это при допущении, что солдаты и офицеры патриоты в равной степени. А вот, скажем, в японо-китайской войне с июля 1937 по декабрь 1938 года было убито 330 тысяч военнослужащих китайской армии, потери офицерами были 1:25.
В это время главным военным советником Чанкайши был генерал-лейтенант А.И.Черепанов. Он писал о китайских войсках: «Такова была армия, с которой нам пришлось столкнуться — армия с реакционно настроенным офицерством, но в лице лучших своих представителей охваченная патриотическим порывом».
А японское командование так характеризовало китайскую армию: "Центральные войска хороши. Местные войска и новые дивизии тоже сильны. Но авиация и артиллерия слабы, поэтому и боеспособность китайских войск ниже нашей. Характерны отсутствие страха смерти. Руководство со стороны китайских офицеров плохое. Не хватает активности, не хватает стремления к активным действиям…
Отставшие войска, несмотря на то, что главные силы уже отступили, все же до последнего обороняют позиции".
Вы видите, когда цели и патриотизм офицеров и солдат различны, то у офицеров есть возможность сократить свои потери.
Но у армий бывают и другие случаи. Когда солдаты не обучены, когда они не обстреляны, когда они паникуют и бегут. В это время профессионалы, люди, которых Родина специально содержала для войны, волей-неволей выдвигаются в боевые линии и начинают гибнуть в непропорциональных количествах. Вспомним генерала Рокоссовского, ходившего в полный рост по передовой в сражении под Москвой, чтобы подбодрить солдат. Вспомним маршала Ворошилова, поднявшего в атаку под Ленинградом батальон морской пехоты и получившего в этом бою пулю в руку.
Летом 1938 года японцы атаковали нашу границу в районе озера Хасан. Нарком обороны СССР маршал Ворошилов 4 сентября дал приказ N 0040, в котором он резко критикует руководство боями маршалом Блюхером и, в частности, пишет: «Причем процент потерь командно-политического состава неестественно велик — 40%, что лишний раз подтверждает, что японцы были разбиты и выброшены за пределы нашей границы только благодаря боевому энтузиазму бойцов, младших командиров, среднего и старшего командно-политического состава, готовых жертвовать собой, защищая честь и неприкосновенность территории своей великой социалистической Родины…»
То есть в боях на Хасане на двух убитых офицеров приходилось всего 3 солдата.
И ничего, между прочим, не изменилось и в наше время. В декабре 1994 года Россия ввела в Чечню необстрелянную армию. Цифры здесь такие.
На 1 февраля 1995 года потери Тульской дивизии ВДВ: убитыми 8 офицеров и 28 солдат и сержантов, соотношение 1:3,5; ранеными 38 офицеров и прапорщиков и 120 солдат, соотношение 1:3,2. У Восьмого гвардейского корпуса: убитыми 36 офицеров и прапорщиков и 104 солдата и сержанта, соотношение 1:2,9; ранеными 134 офицера и прапорщика и 363 солдата и сержанта, соотношение 1:2,7.
Но вернемся в 1939 год, к потерям польской армии. В 1947 году в Варшаве был опубликован «Отчет о потерях и военном ущербе, причиненном Польше в 1939-1945 г.г.» Потери своих войск поляки оценивают в следующих цифрах, тысяч человек:
Сентябрьская кампания 1939 года — 66,3 1-я и 2-я Польские армии на Востоке — 13,9 Польские войска во Франции и Норвегии — 2,1 Польские войска в английской армии — 7,9 Варшавское восстание 1944 года — 13,0 Партизанская война — 20,0
Итого: 123,2
Польский же автор Ч.Мадайчик, исследователь катынского дела, оценивает число убитых офицеров в сентябрьской кампании в 1967 человек.
Следовательно, соотношение между убитыми офицерами и солдатами в боях за независимость Польши в 1939 году — 1:32,2. Что случилось? Почему такое до дикости нехарактерное соотношение в убитых для еще неопытной армии, защищающей Родину?
Могут сказать, что у Польши была какая-нибудь специфическая армия, со специфической организацией. Ничего подобного. Армию Польши создавали французские советники по французскому образцу и французским уставам, как иронизирует Типпельскирх, «с учетом польского темперамента». Сама же французская армия в боях начала лета 1940 года, до того как Франция капитулировала, потеряла около 100 тысяч человек убитыми и 30% от этого числа были французские офицеры!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19