История - главная    Философия    Психология    Авторам и читателям    Контакты   

История

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

 


Иногда Иосиф был способен поднимать с собой в воздух других людей; говорили, что однажды таким образом он излечил одного буйнопомешанного, Баль-дасара Росси, от лунатизма. Иосиф приложил руку к голове Бальдасара и сказал: «Синьор Бальдасар, не будьте мнительны, а обратитесь к Богу и его Святейшей Матери», затем взял его одной рукой за волосы и, поднявшись с ним в воздух, находился в полете около четверти часа.
Когда заходит речь о всяких невероятных событиях, сразу возникает мысль, что все это не более чем вымысел или мистификация. Но в деле Иосифа из Купертино имеется много свидетельств от знаменитых европейцев, которые подтверждали, что видели чудеса, которые он творил.
В 1645 году, например, испанский посол, посетивший папский двор, побывал в келье Иосифа в Ассизи и потом рассказывал своей жене, что «видел второго святого Франциска». Его жене тоже захотелось посмотреть на чудо, и Иосифу приказали спуститься в церковь, чтобы поговорить с ней. «Я повинуюсь, – ответил он, – но не знаю, смогу ли говорить с ней». То, что последовало потом, подтвердили многочисленные свидетели:
«Как только он вошел в церковь и его глаза остановились на статуе Непорочной Марии, которая стояла над алтарем, он пролетел около дюжины шагов над головами присутствующих к подножию статуи. Потом, вознесши ей хвалу и издав свой знаменитый протяжный крик, он полетел обратно и вернулся в свою келью, оставив посла, его жену и их большую свиту стоять в безмолвии и изумлении».
Другим знаменитым очевидцем полетов Иосифа был Иоанн Фридрих, герцог Брансуик, который посетил Ассизи в 1651 году и возжелал непременно увидеть знаменитого монаха, о котором был много наслышан. Его с двумя компаньонами провели в комнату, из которой они могли тайно наблюдать, как Иосиф служит мессу. Они видели, как монах издал свой обычный крик и поднялся в коленопреклоненной позе в воздух, отлетел на пять шагов назад, а потом полетел к алтарю, где оставался, одержимый экстазом, некоторое время.
Герцог, лютеранин, был так взволнован, что захотел увидеть это чудо снова, и с этого момента начал подумывать об обращении в католичество. На следующий день ему позволили увидеть Иосифа, служащего мессу, снова. Иосиф пролетел на высоте около 25 сантиметров над порогом алтаря. Герцог Брансуик был так поражен увиденным, что вскоре действительно перешел в католическую веру.
По мере возрастания славы Иосифа увеличивалось число желающих поглазеть на чудеса. В 1653 году ему приказали покинуть Ассизи и выехать в капуцинский монастырь в Пьетра-Росса, в герцогство Урбино. Он провел там три месяца и потом поехал в другие монастыри. Где бы он ни оказывался, новость о его приезде быстро распространялась, и моментально собирались толпы зевак. И чудеса продолжались. Наконец его послали в монастырь в Озимо, недалеко от Анконы, и там летом 1663 года Иосиф тяжело заболел. В последние месяцы его жизни его посещал хирург Франческо Пьерпаоли, рассказавший, что, когда однажды прижигал ногу Иосифа, святой впал в состояние транса и поднялся на высоту ладони над стулом в келье, где проходила процедура.
Иосиф умер 18 сентября 1663 года. Его последними словами, перед тем как он впал в предсмертное беспамятство, были: «О! что за пение, что за райские звуки! Какой аромат, какое сладостное, райское благоухание!» Иосиф Купертинский был канонизирован 16 июля 1767 года.
АРОМАТ СВЯТОСТИ
Считается, что христианские монахини являются невестами Христа, и в знак принадлежности к ним во время пострига надевают обручальное кольцо. После так называемого обручения сестры Джованны Марии делла Кроче из Роверето, Италия, в 1625 году ее безымянный палец «источал нежный запах, который она не могла скрыть и о котором вскоре прознали все». Ее биограф сообщает:
«Аромат этот был настолько силен, что передавался при соприкосновении и сохранялся значительное время. Так случилось, что рука монахини Марии Урсулы, которая прикоснулась к пальцу во время первой болезни святой монахини, испускала устойчивый запах несколько дней. Этот запах был особенно ощутим, когда Джованна Мария была больна, так как тогда она не могла принять предосторожности, чтобы скрыть его. От пальца благоухание распространилось на всю руку, а потом и на все тело и передавалось всем предметам, которых она касалась. Его нельзя было сравнить ни с каким земным запахом, так как оно было совсем отличным и насыщало все тело и душу неописуемым умиротворением. Оно было особенно заметно после того, как она принимала причастие. Оно исходило не только от ее тела, но и от ее одежд даже спустя долгое время после того, как она переставала носить их, от ее соломенного матраса и от других предметов в ее комнате. Оно распространилось по всему дому и предшествовало ее появлению и любому движению… Это чудесное явление, продолжавшееся много лет».
ОЧАГ ЛЮБВИ
Сестра Мария Виллани, доминиканская монахиня из Неаполя, умерла в конце 1600 года в возрасте 86 лет. Она утверждала, что ее бок и грудь, там, где находится сердце, пронзают «острыми копьями любви». В момент смерти ее тело было темным и сморщенным, но потом оно чудесным образом преобразилось, кожа приобрела «свежий оттенок и гладкость, как у живого человека».
Спустя девять часов после смерти было произведено вскрытие, первый разрез был сделан в области груди. В этот момент из ее сердца, к великому удивлению всех присутствовавших, вышел дым и пахнуло таким жаром, что врач вынужден был отступить назад. Потом он попробовал извлечь сердце из груди, но там все было настолько раскалено, что он несколько раз обжигался, прежде чем справился с задачей.
В сердце увидели открытую рану точно такой же формы и размера, какую сама Мария нарисовала еще при жизни, эту рану, по ее словам, она получила от укола копьем. «Я видел эту рану (в сердце), – говорил ее биограф, – прикасался к ней и исследовал ее. Края раны твердые, опаленные, такие, какие бывают от прижигания, это, без сомнения, свидетельствует о том, что она была нанесена раскаленным копьем».
Биография сестры Марии была опубликована только спустя четыре года после ее смерти. Она не только содержит описание вышеизложенных фактов докторами, которые делали вскрытие, Доменико Трифоне и Франческо Пинто, но также заверенные клятвой показания трех ее духовников. Один из них – Леонардо ди Леттере – был человеком высоких моральных принципов, так что после смерти обсуждался вопрос о его канонизации, поэтому его никто не помышлял обвинить во лжи.
ГОРЯЧЕЕ СЕРДЦЕ
Преподобная Серафина ди Дио, кармелитская монахиня, жившая в XVII веке на Капри, была знаменита своим ревностным служением Христу, от чего, по свидетельству других монахинь, ее лицо светилось во время молитвы. Ее тело, отмечали они, было таким горячим, что, когда к нему прикасались даже холодной зимой, казалось, что можно обжечься. Монахини говорили: она чувствовала, что ее «сжигало пламя и ее кровь кипела».
По мере приближения смерти Серафина, так же как святая Екатерина из Генуи, «теряла большое количество крови, которая вытекала через нос и рот» – все были изумлены, когда она выжила, ведь она была такая старая и истощенная. Но еще более удивительные чудеса начались после смерти монахини:
«На протяжении 20 часов от ее тела исходило такое тепло, особенно в области сердца, что, как свидетельствовали монахини, можно было согреть руки, дотронувшись до нее. Жар продолжал исходить в течение 33 часов после ее смерти, правда, постепенно ослабевая, потому что стоял март и погода была холодной. Но труп не остыл полностью, пока не был вскрыт и не было вынуто сердце».
АРОМАТ МАРИИ АНГЕЛИ
Во время слушаний по канонизации Блаженной Марии дельи Ангели, которая умерла в Турине в 1717 году, принцесса королевского дома в Пьемонте, поклявшись, что будет говорить правду, рассказывала:
«В доказательство святости этой рабы Божьей я свидетельствую о том, что в местах, где она появлялась, распространялся удивительный аромат. Сладость его была не похожа ни на один земной запах. Чем более вдыхаешь его, тем более наслаждаешься. Особенно явственно он ощущался во время празднеств Девы Марии, святого Иосифа, святой Терезы, во время торжественных девятин и в святые праздники Рождества, Пасхи и Троицы. Фрейлины из моей свиты ощущали его так же четко, как и я, и что более всего поразило меня – это то, что после смерти рабы Божьей я продолжаю ощущать аромат в комнате, которую она занимала, хотя из нее были унесены все старые предметы».
Другие очевидцы на слушаниях сделали похожие заявления. Одна из монахинь из того же монастыря сказала: «Когда нам нужна была Преподобная Мать и мы не могли найти ее, мы обнаруживали ее по запаху, который она оставляла за собой». Как и многие святые люди, отмеченные Богом, Мария усердно пыталась скрыть эту свою способность и держала у себя в комнате зловонные предметы, чтобы отбить запах. Однако все было бесполезно, так как неземной аромат нельзя было ничем заглушить.
ОГНЕННОЕ БЛАГОСЛОВЕНИЕ
На протяжении семи лет каждую Троицу преподобную Розу Марию Серио, настоятельницу кармелитского монастыря в Фасано, Италия, посещал священный огонь. В первый раз монахини увидели огненный шар, спускающийся на нее. Сняв с нее одежды, они заметили, что белье в области сердца опалено. Такие же ожоги до своей смерти в 1725 году святая получала еще семь раз, но огненный шар видели только однажды.
ЧУДЕСНЫЙ КРЕСТ В НЕБЕ МИНЬЕ
Примерно две-три тысячи человек собрались возле приходской церкви в Минье, около Пуатье, Франция, послушать заключительную проповедь аббата Марсо. Происходило это 17 декабря 1826 года, провозглашенного римской католической церковью «необычным» юбилеем, и в канун празднования в Минье аббат Марсо должен был благословить и освятить большой придорожный крест, установленный около западных дверей церкви. Аббат дошел до того места в своей проповеди, где вспоминалось о чудесном кресте, появившемся в воздухе перед победой Константина в битве с Максентием у Мильвианского моста. Внезапно люди увидели над своими головами светящийся крест более 30 метров длиной, проплывающий по воздуху горизонтально на высоте примерно 30 метров. Его появлению не предшествовали ни вспышка света, ни какой-либо звук, и аббат Марсо не подозревал о том, что происходит, пока другой священнослужитель не показал на небо.
Позже Марсо написал:
«Представляется практически невозможным описать впечатление, которое произвело это невероятное зрелище на души и сознание всех присутствовавших. Могу только сказать, что в этот момент часть толпы опустилась на колени на грязную землю… в страхе, а остальные стояли с открытыми ртами и руками, воздетыми к небесам. Я счел возможным запеть песнь „Vive Jesus! Vive sa croix! („Слава Иисусу! Да царит его крест!“), и это происходило на фоне волнения и возбуждения разума, охватившего всех нас“.
Потом крест начал исчезать; к тому времени как аббат Марсо дал благословение, его уже почти не было видно. Через пять дней отчет с описанием происшествия, подписанный 50 очевидцами, был отправлен епископу Пуатье, побудив его произвести расследование. В образованную для этого комиссию вошли мэр Минье, викарий области и протестантский профессор физики коллежа Руаяль де Пуатье М. Буагире.
Комиссия с усердием взялась за работу, расспросив многочисленных свидетелей и сравнив их показания. Вот некоторые строки из ее доклада, который был обнародован 9 февраля 1827 года:
«Солнце село, когда появился крест, и небо было безоблачным.
Крест был серебряным (или, согласно показаниям многих свидетелей, серебряно-белым с розовым) и контрастировал с голубым небом. Он не был ослепительным.
Поперечная составляющая креста пересекалась вертикальной точно посередине, края были такие четкие, как будто были отрезаны пилой.
Длина его примерно 42 метра, а ширина – между 1 и 1,2 метра.
Крест был виден на высоте от 30 до 60 метров».
Доклад комиссии вызвал шумную реакцию во Франции: прихожан и церковнослужителей из Минье обвиняли в излишней легковерности и доверчивости. Скептики скорее открыто нападали, хотя и не могли выдвинуть рационального объяснения. Некоторые считали, что за крест приняли огромного воздушного змея – но свидетели в один голос утверждали, что было безветренно. Предполагали, что это солнечная или лунная радуга, но астроном Жан-Доминик Кассини заверил, что радуга не появляется на безоблачном небе, когда солнце или луна за горизонтом.
Профессор Буагире, наиболее искушенный в естественных науках член комиссии, сказал, что он после тщательного расследования доказательств без колебаний «предложил бы любому желающему представить какое-либо рациональное объяснение феномена; но даже если такое объяснение будет найдено, я тем не менее верю, что явление креста было чудом, судя по тем обстоятельствам, которые сопутствовали явлению».
Епископ Пуатье заявил, что он придерживается того же мнения, и 18 апреля 1827 года папа Лев XII провозгласил, что видение в Минье не может быть отнесено к естественным явлениям.
ОЖИВШИЕ ГЛАЗА МАДОННЫ
У изображения Мадонны на иконе в церкви Сайта-Кьяра, в Римини, Италия, в 1850 году начали двигаться глаза. Это заметили графиня Балдини, ее приемная дочь и еще одна молодая особа. Две девушки пришли в церковь на следующий день вместе с другими женщинами и священником и снова видели, как зрачки Мадонны закатились так, что стали видны одни белки.
В Санта-Кьяру устремились паломники, и епископ Римини ввиду наплыва верующих распорядился, чтобы икону перенесли в церковь святого Августина, самую большую в городе. Когда икону Мадонны переносили на новое место, во время которого епископ Фаенцы благословил людей ее ликом, снова было замечено движение ее глаз.
Многие местные знатные люди и духовенство подтвердили этот факт. Кардинал Чьакки поклялся, что видел, как левый зрачок Мадонны закатился семь или восемь раз: «Мне кажется, что однажды я заметил движение и в правом глазу, но я не настолько уверен в этом, чтобы поклясться». Правитель Урбино видел, как глаза медленно поворачивались слева направо и обратно. Епископ из Пезаро, страдавший слабым зрением, взобрался на стол при дневном свете, чтобы разглядеть чудо. Он не был разочарован:
«Пока я стоял там, пять минут или более я не мог разглядеть никакой перемены в святых глазах, хотя верующие, толпящиеся внизу, были так возбуждены, что по их страстным восклицаниям я понял, что они видят больше, чем я. Я вознес пламенную молитву Деве, умоляя ее… чтобы и я мог видеть, хотя бы однажды, свидетельство ее наивысшего могущества. В этот момент – и мои глаза заполнили слезы – я заметил блеск зрачков, когда они проследовали слева направо и обратно, и потом я видел, как левый зрачок двинулся к верхнему веку настолько, что почти совсем скрылся, и остался только белок. У меня из глаз полились слезы, и я так сильно задрожал, что вынужден был спускаться с помощью двух священников».
Епископ из Чезены говорил, что Дева на иконе опускала и поднимала глаза и однажды посмотрела на него «на мгновение таким нежным взглядом, что я не мог сдержать слез». Каноник Канзи из Болоньи не смог ничего разглядеть в театральный бинокль и принес сильный бинокль, который позволил ему тоже увидеть движение глаз.
Приходский священник из Сан-Грегорио, Болонья, Иосиф Пини хотя и заметил движение глаз, когда первый раз посетил церковь, но отнесся к этому с сомнением и подошел поближе к алтарю, чтобы проверить, нет ли там следов мошенничества. Он оставался там так долго, загораживая обзор прихожанам, что они начали недовольно шептаться. Он отошел в сторону, и в толпе снова послышались крики, что глаза пришли в движение. Отец Пини рассказывал:
«Я был убежден, что ничего подобного не произошло… Я воскликнул громко: „Нет, нет, мы не должны обманывать себя. Это не понравится Деве. Сейчас нет никакого движения“. Тогда крики стихли. О! Мои сомнения лишь усилились! Кто знает, говорил я себе, не ошибаюсь ли я? Кто знает, может, это не одно лишь воображение? Потом, через мгновение, я увидел абсолютно четко, как два зрачка двинулись к небесам и почти полностью скрылись за веками, осталась только тонкая черная полоска, а белок распространился на весь глаз».
Самое тщательное исследование иконы было предпринято после того, как движения глаз на лике Девы, которые продолжались довольно часто на протяжении шести месяцев, почти прекратились и икона была возвращена в церковь Санта-Кьяра. Проверку проводили семь уважаемых людей, трое из них были священники. В икону воткнули две иглы, и натянутая между ними нить отмечала нижнюю границу зрачков. Потом все семеро, решившие наблюдать за иконой всю ночь, приступили к молитве. При словах «Обрати свои благословенные глаза, о наша защитница, к нам» глаза Мадонны начали двигаться из стороны в сторону. Каждый по очереди взбирался на стол и убеждался, что, когда зрачки закатывались, появлялась значительная щель между нитью и их краем, которая исчезала, как только зрачки опускались.
Несколько свидетелей в Римини заверили, что менялся также цвет лица Мадонны, от бледного к розовому. Некоторые были убеждены, что видели движение губ, а отцы Константино и да Форли, оба капуцины, клялись, что видели, как слезы капали из ее правого глаза.
Епископ Римини, который проверял результаты работы комиссии, проштудировал массу отчетов и показаний о случившемся в церквах Санта-Кьяра и святого Августина, включая большое количество заверенных клятвами свидетельств, среди которых были свидетельства кардинала, трех епископов, других церковнослужителей, знати, художников, юристов и докторов. И 11 января 1851 года он обнародовал свое заключение, в котором говорилось: «Факт, что совершались чудесные движения глаз на иконе святой Богоматери, можно считать доказанным».
СТАТУЯ, ПОТЕРЯВШАЯ ГОЛОВУ
Однажды утром, открыв дверь сводчатого зала Театра восковых фигур Тюрнера, сторож с удивлением обнаружил, что одна из фигур за ночь изменила позу и ее голова лежит на полу.
Театр, открытый в Сакраменто, Калифорния, в 1857 году, был детищем Ричарда Тюрнера, антрепренера, который, посетив выставку-салон мадам Тюссо в Лондоне, подумал, что такое шоу будет популярно среди приезжих, наводнивших город во время приступа «калифорнийской золотой лихорадки». Центром его экспозиции была тускло освещенная сцена с гильотиной и фигурами французов, которые были казнены во время Великой французской революции: там были аристократическая пара (одетая в некогда пышные, а теперь потускневшие наряды), кюре, фрейлина и бледный мужчина в черном костюме. Табличка на подиуме фигуры последнего гласила: Никодим Леопольд-Лепиде, он был сборщиком налогов и нещадно обирал бедняков. Именно его фигура переместилась той ночью.
Выставка, которая пользовалась огромным успехом, была открыта всего неделю, когда хранитель Эзра Поттер пришел к Тюрнеру с рассказом о странном происшествии. Тюрнер велел принять дополнительные меры предосторожности, держать дверь закрытой ночью и обходить залы, но раз за разом все повторялось. Наконец Тюрнер и Поттер решили провести ночь в зале с гильотинной композицией. Но они не заметили, как уснули, а когда очнулись, увидели, что фигура сборщика налогов снова передвинута.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50